HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика
                                                

Январский дождь
Песня о долгой и счастливой жизни
Танго, румба, пасодобль
Песни о прошлом
Сотни дорог
Santana-blues
Вернусь
Амазонка
Двадцать седьмое лето
Италия
Ранняя тишина
Пташка

1. Январский дождь

Зачем былое ворошить
И собирать души осколки?
Гораздо проще всё решить,
Спеша домой на верхней полке.

Банкет закрыт, не надо слов,
В зубах застыли папиросы...
Какая там ещё любовь?
Ответит нам на все вопросы

Январский дождь!

А нам с тобой не по пути.
И память рвётся на кусочки.
Давно пора было уйти,
Пора над "i" расставить точки.

Ах, да! Ах, нет! Не надо вновь
Дарить мне шанс и брать советы!
Какая там ещё любовь?!
Даёт готовые ответы

Январский дождь!

Январский дождь приходит и уходит один.
В лиловой шляпе, забавный такой господин!
Мы от него убежим без зонтов и пальто!
И не вернёмся назад... Ну и что?

И будет снег, и будет свет!
И будет радуга на небе!
Когда в душе покоя нет,
Невольно думаешь о хлебе.

Всё повторится, но потом.
Спокойно и без интереса...
И хлещет по лицу кнутом
Холодный, горький, неуместный...

Январский дождь!

2. Песня о долгой и счастливой жизни

Мы уже пять суток вдвоем.
Твои слезы – почти водоем.
Твои глаза – прожектора, от них жара. 
Твои мысли – кометы.
Ты туда-сюда на «Порше», 
А я, как Фигаро Бомарше,
Заставляю свои ноги 
Оставлять следы во всех концах планеты.
Девяносто шесть раз на дню,
Ты несешь такую фигню:
Оля, Вера, Надя, Лера, ресторан, солярий, секс…
Щелчок! И опять зависла.
А я привык жить на войне,
И, как ни странно, это по мне.
И поэтому копить и налаживать быт
Не имеет никакого смысла.

Чтобы было о чем говорить, 
Я готов неделю не брить
Своих щек, покрытых золой и поцелуями твоими.
Обретя невинный покой,
Обниму полмира рукой.
И разбуди меня нетрезвым среди ночи, 
Прокричу твое имя.

Тыща первый раз по утру,
Ты несешь такую муру:
Оля, Вера, Надя, Лера и Кристина Агилера…
Щелчок! И опять зависла.
А я привык жить на войне,
И, как ни странно, это по мне.
И поэтому копить и налаживать быт
Не имеет никакого смысла.

И на счастье и на беду,
Я имел все это в виду,
Когда листы календаря осыпались, 
Я сметал их, что есть мочи.
Да, все могло случиться не так.
Но кто-то там наверху не простак.
И получилось только то, что получилось, 
Мне понравилось очень!

В миллионный раз до утра,
Вся мура прошла на «ура»:
Тетя Оля, баба Вера, теплый плед, чаек и кекс…
Щелчок! И опять зависла.
А мне теперь, дружок, до войны,
Как пешком до Китайской стены.
Но по-прежнему копить и налаживать быт
Не имеет никакого смысла.

3. Танго, румба, пасодобль

Вечер кажется бесконечен.
Но оставаться вечным
Не позволяет ночь.
Снова нам не хватает слова...
Я понимаю молча:
В общем-то, ты не прочь

Потанцевать со мною
Танго, румбу, пасодобль...

Чтобы в нас растопить сугробы,
Есть один верный способ,
И много неверных есть.
Где-то, там, на краю рассвета
В окна заглянет лето.
В мире чудес не счесть.

Танго, румба, пасодобль...

Также вёсны сменяют зимы,
И пролетая мимо
Нас не тревожат дни.
Кстати, мы за них не в ответе,
Просто большие дети,
Где-то на целом свете в данный момент одни...

Мы танцуем на кухне
Танго, румбу, пасодобль...

4. Песни о прошлом

Морем и дождём пахнет слеза твоя,
Та, что упадёт мне в ладонь.
А всё, что не разделено надвое,
Завтра разделит огонь.

Солнце споёт нам песни о прошлом,
Ветер напомнит, как всё началось...

Крыльями взмахнув, в небо летели мы.
Руки вспоминали о них.
Знали, всё, что жизнью намерено,
Сможем рассказать за двоих.

А теперь

Солнце поёт нам песни о прошлом,
Ветер напомнит, как всё началось...

5. Сотни дорог

Там, где земля целуется с луною,
На заре.
Мы неслучайно встретились с тобою
В сентябре.

День начинался, и шептали птички
О своем.
Я пригласить тебя не побоялся
На чай вдвоем.

Сотни дорог нам предстоит пройти,
Я на порог, а я уже в пути.
Мир замер весь, лишь ветер бьет в там-там.
Мы еще здесь, а счастье где-то там.

Верю-не-верю, интересно даже, 
Где игра.
Прямо над дверью ходики покажут:
Все, пора.

Что-то изменит весь сценарий в этом
Немом кино.
Как будет дальше, мне, признаться, в общем
Все равно.

А может
Сотни дорог нам предстоит пройти,
Ты на порог, а ты уже в пути.
Мир замер весь, лишь ветер бьет в там-там.
Мы еще здесь, а счастье где-то там.

Все это было с кем-то не однажды,
Се ля ви.
Время летит голубем бумажным,
Не лови.

Солнце с землей обнимутся отчаянно
На заре.
Кто-то друг друга встретит неслучайно
В сентябре. 

Сотни дорог им предстоит пройти,
Он на порог, она уже в пути.
Мир замер весь, лишь ветер бьет в там-там.
Все еще здесь, а счастье где-то там.

6. Santana-blues

Денег почти хватает,
Но сердце вдруг стало болеть.
Давай-ка, душа, полетаем,
Чтоб рано не постареть.

Выпьем с тобой как люди,
И полетим не спеша.
Помолчим, говорить не будем,
Ведь ты и так все поймешь, душа.

И станет чуть-чуть дороже, 
И станет чуть-чуть теплей…
Немного путей-дорожек, 
Немало лесов полей.

А сколько еще их будет?!
А может, на что сгожусь.
И бог меня не забудет, 
А коль забудет, я не стыжусь…

Можно стать травой, дождями умытой.
Можно пчелкой над цветами кружить…
Все потом. А пока ломаны-биты – 
Будем жить.

Снег за окном не тает.
Надо бы чаю согреть.
Давай-ка, душа, полетаем,
Чтоб рано не постареть…

7. Вернусь

Ночь. Паруса. Растворились в темноте.
Не оглянулись.
Дверь в небеса отыскали среди волн.
И не вернулись.

Как две птицы в небе потеряли все…

А ты скажи ей просто: «Я вернусь».
Ведь взамен любви приходит грусть.
Белыми дождями, долгими снегами да порошами.
И кто-то одинокий в облаках 
Наши души носит на руках.
Мучается, верит в то, что сделает хорошими.

Два дивных сна, взявшись за руки, ушли 
Бродить по свету.
Жизнь как весна. Март, апрель и без конца
По трафарету.

Как две птицы в небе потеряли все…

А ты скажи ей просто: «Я вернусь».
Ведь взамен любви приходит грусть.
Белыми дождями, долгими снегами да порошами.
И кто-то одинокий в облаках 
Наши души носит на руках.
Мучается, верит в то, что сделает хорошими.

8. Амазонка

В страну нечитанных книг
Я к ней навряд ли проник бы.
На все случаи жизни страховых полисов…
Она не любит мужчин, 
Ее ужасный почин,
Подхватят барышни из мегаполисов.

Амазонка…

И каждый следующий день 
Накинет тень на плетень,
Которым мысли очерчены разные…
Пустыня, глаз и лес рук.
Кто эти люди вокруг?
Такие славные, плавные, праздные!

Амазонка…

На этом вроде бы все…
Да только я не усек,
К чему все это слова-дрова?

Амазонкайф…

9. Двадцать седьмое лето

Здесь ни за что не отыщешь следов
Тех, кто давно разучился шагать.
Брел, за спиной не услышав шагов.
Поворачивал вспять…

И проснувшись рано утром, 
Повторял как ненормальный:
Здравствуй, двадцать седьмое лето!
Здравствуй, двадцать седьмая осень!
Здравствуй, двадцать седьмая весна!
Здравствуй…

Знаешь, а я не стану прощаться,
Ни при свете солнца, ни при полной луне.
А я, надеюсь, долго никому не дам шанса
Погоревать обо мне…

Чтобы, проснувшись рано утром, 
Повторять как ненормальный:
Здравствуй, тридцать седьмое лето!
Здравствуй, тридцать седьмая осень!
Здравствуй, тридцать седьмая весна!
Здравствуй…

10. Италия

Милая Италия - сапог сапогом:
Минимум морозов, максимум тепла,
Максимум психозов, минимум стекла –  
Разбитых телефонных будок.

Ты расправишь крылья, стряхнёшь якоря,
А бедная Сицилия утонет в морях.
Ты её не тронь, да не пинай, да пожалей, 
Да приласкай... Ну а покуда

Дай ей шанс почувствовать себя мужиком,
В розовом "Феррари" без штанов босиком,
С дамой длинноногой, а лучше с двумя,
Не роняя чести.

Видеть в море солнце, а не рыбий косяк,
Выглянув в оконце, может каждый босяк.
А я плыву к тебе, не разрезая волны...
Мы скоро будем вместе!

11. Ранняя тишина

Ранняя тишина. 
Поздняя бессонница.
Всё, что мешает спать – помогает петь.
Дремлет моя страна.
Ночь к рассвету клонится.
Как говорится – жизнь пройдена на треть.

А может, эта треть была не той,
Вдруг она не треть, не половина?
Может, это просто пой да пой,
Пока не сметёт времени лавина!
И тогда, что доктор прописал,
Станет абсолютно неуместным.
Как те слова, что в мыслях набросал
Под наркозом местным...

Вот тебе пироги, 
Да блины с ватрушками,
Душу не накормить, водкою не согреть.
Хочешь – к друзьям беги,
Хочешь – броди с подружками...
Как говорится – жизнь пройдена на треть.

А может, эта треть была не той,
Вдруг она не треть, не половина?
Может, это просто пой да пой,
Пока не сметёт времени лавина!
И тогда, что доктор прописал,
Станет абсолютно неуместным.
Как те слова, что в мыслях набросал
Под наркозом местным...

Лопнет одна струна - 
Пять остальных схоронятся.
В небе луна, ей предстоит сгореть.
Дремлет моя страна.
Ночь к рассвету клонится.
Как говорится – жизнь пройдена на треть.

А может, эта треть была не той,
Вдруг она не треть, не половина?
Может, это просто пой да пой,
Песня будто детский сон невинна...
Ну а то, что доктор прописал,
Да это ж абсолютно неуместно!
А те слова, что в мыслях набросал,
Вам теперь известны.

12. Пташка

Туда, где бывает комета Галлея,
Где в розовой дымке живут облака,
Пари, дельтаплан мой, себя не жалея.
Ну, здравствуй, природа, родные, пока!

Лети! Лети, моя пташка, лети!
И пусть я не помню пути,
Не заблужусь, здесь я свой с детства.
Летим. Не плачем, не ждем, не грустим.
А просто летим и летим…
Верное средство от тоски.

Внизу пролетают деревни и села,
Быстрее, чем пули, свистят у виска.
И сам по себя я мужик невеселый,
А если без неба, такая тоска…

Лети! Лети, моя пташка, лети!
И пусть я не помню пути,
Не заблужусь, здесь я свой с детства.
Летим. Не плачем, не ждем, не грустим.
А просто летим и летим…
Верное средство от тоски.

Меня не пугают ветра и осадки.
Меня не волнуют проблемы в пути.
И, может быть, скоро не будет посадки,
А это одно означает – лети!
Лети! Лети, моя пташка, лети!
И пусть я не помню пути,
Не заблужусь, здесь я свой с детства.
Летим. Не плачем, не ждем, не грустим.
А просто летим и летим…
Верное средство от тоски.

© Лев Шапиро 2011-2017